Кому психолог помог похудеть

Содержание скрыть

Психологическая помощь при похудении

Проблема лишнего веса – бич современных людей. Перекусы на бегу, быстрое питание различными фастфудами, замена всех радостей жизни едой неизбежно приводят к избыточным килограммам. Помощь психолога при похудении выявляет первопричины нарушения пищевого поведения, что позволяет удерживать достигнутые результаты.

Стоимость консультации

Услуга Стоимость*, руб. Продолжительность, мин
Помощь при похудении 3500 60
Консультация (при оплате 4 часов вперед) 2500 от 4 часов

*Цена может меняться в зависимости от времени консультации

Психологическая поддержка при похудении

Часто можно слышать жалобы людей с избыточным весом, что никакие диеты не помогают худеть, походы в фитнес-центры результатов не приносят. С трудом ушедшие килограммы возвращаются удвоенными.

Помощь психотерапевта в процессе приведения веса к нормальным результатам, часто становится решающей по ряду обстоятельств:

  • не редко набору веса способствуют психологические причины – неуверенность в себе, стрессы, обычные неприятности на работе, в личной жизни заедаются вкусненьким;
  • нарушен механизм насыщения, человек теряет контроль над своим организмом в момент принятия пищи;
  • прием еды – один из наиболее доступных способов получения удовольствия многих людей;
  • какие выгоды скрывает избыточная масса, часто человек не способен осознать данный факт самостоятельно.

В чем заключается помощь специалиста?

Причин, которые формируют неправильное пищевое поведение, достаточно много. Задача психотерапевта заключается в следующих действиях:

  • научить клиента выстраивать новые модели поведения, менять образ мыслей;
  • помочь овладеть другими способами саморегуляции, кроме переедания;
  • найти реальные цели, ради которых предпринимаемые усилия не станут тяжелой ношей;
  • научить находить способы поддерживать хорошее настроение без гастрономических срывов;
  • составить план, по которому человек будет двигаться к стройному телу, в нужный момент, находя поддержку у психолога для похудения в виде профессионального совета.

Помощь психолога при похудении может носить разнообразный характер. Методика поддержки в каждом случае будет индивидуальна. Данное обстоятельство объясняется тем, что большинство людей усматривают только один путь к снижению веса – использование диеты.

Зачастую желание сесть на диету движет человеком из-за общепринятых стандартов. Ему кажется, что стройность гарантирует несомненный успех во всех сферах жизни – карьера пойдет в гору, быстро появится состоятельный спутник жизни. При этом не рассматриваются попутные моменты, худеющий не готов конструктивно воспринимать реальную действительность.

Причины, по которым не работают диеты для похудения

Опытный психолог постарается донести, что кратковременный отказ от части продуктов может принести видимый результат, но он будет недолгим. Стабильное снижение веса и его фиксация на определенной отметке возможно только при помощи правильных пищевых привычек.

Для достижения результата с клиентом анализируется предшествующая жизнь:

  • как было принято принимать еду в родительском доме – в каких количествах, и какое время;
  • традиционный рацион питания в семье – мучные или колбасные изделия, много сладостей или острая пища;
  • возможно, еда – это привычный способ расслабления после трудового дня или застолье за компанию.

Задача специалиста помочь выработать устойчивые пищевые привычки, переориентировать клиента на новые взаимоотношения с едой. Для начала необходимо выполнять простейшие действия:

  • неизменно задавать себе вопрос, что я ем в данный момент, как и почему;
  • начать вести пищевой дневник, где записывать все съеденные за день продукты до малейшей крошки, ложки супа или салата, которые привыкли пробовать при готовке.

Дневник станет одной из отправных точек по гармонизации пищевого поведения. Важно в период снижения порций, отказа от перекусов научится заполнять время полезными действиями.

Психолог поддерживает клиента, не оставляет один на один, обсуждает с клиентом во время сеансов:

  • какие мысли его посещают между сессиями, помогает корректно справляться с негативными раздумьями и временными разочарованиями;
  • дает новые идеи по физическим нагрузкам, помимо специальных упражнений призывает помнить о хождении пешком, отказе от лифтов;
  • учит, как правильно справляться с пищевыми соблазнами, которые неизбежны в процессе похудения.

Психология похудения помогает найти реальные причины набора дополнительных килограммов. Только специалист с большой практикой работы, огромным багажом теоретических знаний, действенных методик, поможет справиться с данной проблемой. Реально похудеть и контролировать достигнутый вес, решая проблему психологически, действительно возможно.

Психолог Елена Каменецкая оказывает помощь при похудении мужчинам и женщинам. Обращайтесь к опытному специалисту, позвольте своей мечте о стройной фигуре воплотиться в жизнь. Запись на консультацию к психологу для похудения в Москве осуществляется на сайте. Заполняйте форму заявки или позвоните по одному из номеров телефона.

Отзывы

Я неоднократно предпринимал попытки похудеть. Результаты были, но незначительные и краткосрочные. Если честно, то к психологу пришел из любопытства, не верил в эффективность мероприятия. Сейчас могу сказать с уверенностью, принципы Елены Викторовны работают! Я ей очень благодарен, в настоящее время мой вес медленно, но верно приходит в норму.

Мне казалось, что видимых причин мой вес начал ползти вверх. Врачи не находили никаких заболеваний. Сидеть на диете не получалось. Запись к психологу решила мою проблему. Елена Викторовна просто разложила по полочкам, с чего все началось. Составила план нормализации веса, и он работает. Спасибо огромное.

Рассказ женщины, которая пережила депрессию, панические атаки, пищевое расстройство и попытки суицида

Рассказ пациентки, которая больше тридцати лет не могла получить помощь и справиться с психическим нездоровьем.

Рассказ пациентки, которая больше тридцати лет не могла получить помощь и справиться с психическим нездоровьем в журнале «Алвиан».

Про вину за отношения родителей и панические атаки

Как говорят психологи и психотерапевты, многие проблемы тянутся из детства. Я не стала исключением, поскольку моя семья была и является очень неспокойной. Отношения между родителями были похожи на садомазохизм. Все, что происходило, я принимала на свой счет — брала на себя всю эмоциональную нагрузку и пыталась разобраться, что не так, что происходит.

С раннего детства были приступы. Я просыпалась в страхе, с учащенным сердцебиением и думала, что умираю. Однажды даже вызывали скорую. Потом уже я поняла, что это были панические атаки.

Когда уезжала на дачу к бабушке, которая жила далеко от родителей, становилось спокойнее, и я приходила в себя. А потом все опять возвращалось, депрессивное состояние, апатия. Так я жила и росла.

Про недовольство своей внешностью, диеты и срывы

В подростковый период любой подросток, мальчик или девочка, начинает меняться, и его начинает что-то раздражать. Это случилось и со мной. Меня перестала устраивать моя внешность.

У меня не складывались отношения с молодыми людьми, а мне очень хотелось общаться и нравиться всем. Реклама по телевизору показывала девушек с прекрасными фигурами, идеальными лицами и зубами. Я думала, что нужно изменить внешность — тогда я стану популярной и привлекательной, и со мной захотят общаться.

Я ничего лучше не придумала, как начать худеть. Я вообще не была толстой, скорее субтильной и даже с недобором веса. 55 кг для моего роста — это адекватный вес, но я все равно боялась. Страх «быть жирной» остается со мной до сих пор.

Начала худеть с одного яблока в день. Потом отказалась от пищи. Сил не было. Похудения происходили в течение долгого времени и сменялись приступами булимии. То есть сначала ты ничего не ешь, а потом «нажираешься» как хрюшка. Пище уже некуда деваться, она уже не помещается, но ты ешь. Мозгом понимаешь, что надо остановиться, но насыщение не наступает. Ешь все без разбора, пока не лопнешь.

К приступам примешивалось чувство вины. Нелюбовь к себе обернулась ненавистью и самоуничтожением. Я хотела одного — похудеть, а получила обратный эффект.

Про первый опыт лечения у психиатров

Этот период пришелся на момент окончания техникума. Надо было идти в большое плавание, устраивать жизнь, думать, кем быть. А получилось так, что я хотела только одного — стать совершенной. Это было самоуничтожение в прямом и переносном смысле, физически и морально, смешанное с чувством вины, затяжная депрессия. Мое некрепкое здоровье стало еще хуже.

В самый пик было очень плохо, и я попросила о помощи. Через диагностический центр в Крылатском меня направили в стационар НЦПЗ РАМН. Я ревела, у меня были истерики, и я согласилась на лечение в психиатрическом стационаре, главное побороть депрессию.

Для родителей это решение стало шоком, и они отдалились. Как это так? Твой родной ребенок — псих? Обвиняли меня и бабушку. Помочь мне выйти из депрессии? Об этом не было и речи!

Хотелось совсем другого. Хотелось, чтобы мама обняла и сказала, что все будет в порядке. Но этого не происходило. У папы и мамы были истерики, мы почти перестали общаться.

Я легла в психиатрическую клинику примерно на три недели. Чтобы справиться с депрессией, мне назначили медикаментозную терапию и разговоры с психологом.

Медикаменты были достаточно жесткими, а ведь я почти ничего не ела. На истощенный организм, наверное, это оказало еще больший эффект. Жить на таких препаратах было невозможно, я перестала что-либо соображать. Более спокойной я не стала, улучшений не было.

Я не признавала свою ответственность, самоуничтожение и то, что это вызвано моими экспериментами с весом. Я винила кого угодно. Я винила родственников за то, что испортили мне психику, но не задумывалась, что тоже имею к этому прямое отношение. Я могла только плакать и ничего не могла объяснить. Я не понимала, как выбраться из депрессии. Работа с психологом ничего не дала.

Я поняла, что надо выписываться, потому что не видела эффекта. Врачи сказали принимать лекарства после выписки, еще очень долго, потому что заболевание так просто не проходит. Я не придала этому значения и перестала пить лекарства в один день. Решила, что смогу самостоятельно справиться с депрессией. Это был новый шок — думаю, наркоманские ломки примерно такие же. Я не знала, что делать, чтобы стало лучше. Это были ужасные, убийственные ощущения, когда тебя крутит и выворачивает наизнанку, и ты куда-то проваливаешься.

Здоровье не улучшилось, отношения с родными не улучшились. Я жила с родителями. Работала в зоомагазине продавцом. До этого я закончила техникум, потом поступила в институт.

Про депрессию и попытки суицида

В период депрессии нет сил даже почистить зубы или сходить в туалет. Не то, что нет стимула — нет сил. То есть, ты не только эмоционально истощен, ты еще физически истощен. Я не знаю, как это все происходит, но просто как будто все соки высосаны. Это была тяжелая депрессия. Максимум, что можно делать — это лежать целыми днями, бесконечно можно лежать. Просто, реально, лежать и тыкаться в телефон, бессмысленно копаться в интернете. Читать можно тоже, кстати. Но, соответственно, вся литература, вся музыка, все то, что вокруг, все это такое депрессивное и унылое, потому что радоваться не хочется совсем.

У меня было две попытки суицида. Первый печальный опыт случился в подростковом периоде, когда начались изменения. Вторая попытка случилась, когда я стала жить самостоятельно. Это было не так давно, может быть лет семь назад.

Я это ощущение называю «погружение». Как будто ты уходишь глубоко-глубоко на дно. Ты видишь все, что происходит, но ты не можешь взаимодействовать, контактировать, пережить депрессию и подняться самому очень-очень трудно.

Про поиски врача

Я пробовала обращаться к различным специалистам, искала способы преодоления депрессии. Решила «блин, умереть — я не умираю, жить — я не живу, надо что-то с этим делать».

Я обращалась к неврологам. Невролог выписал антидепрессанты, которые помогли бороться с депрессией, дали определенный период ремиссии. Но после отмены все стало постепенно возвращаться.

Пробовала обращаться по месту жительства, в психиатрический диспансер. Чаще всего психиатры назначают нейролептики — достаточно тяжелые препараты. Они не задаются вопросом, что же стало первопричиной, как помочь человеку выйти из депрессии?. Они как-то глубоко не ищут. Поэтому я боялась обращаться туда дальше.

Вызывала врача на дом. Врач такая: «Да, вам там херовенько. » Ну, я, конечно, понимаю, но что делать?

Эксперименты со здоровьем не прошли зря. Я получила редкое аутоиммунное заболевание. Выявить его непросто, потому что оно маскируется под другие заболевания: под астму, бронхит. Периодически я попадала на скорой в больницу, потому что не могла дышать. После отмены лекарств все возвращалось заново. В последний раз я попала в больницу с гемоглобином в 37 (норма гемоглобина для женщин 120–140). Долго искали, где-то месяц. Столько крови для анализов не брали никогда. Все-таки выявили, что это аутоиммунное заболевание. Начали давать большие дозы гормонов, и меня разнесло с 55 до 80 кг.

Моим лечащим врачом была ревматолог, которая мне сказала: «Слушай, я не знаю, как и что ты будешь делать, но ты должна найти психотерапевта. Не психолога, ты должна найти психотерапевта! Как это будет, я не знаю».

Я прислушалась. Началась моя борьба с депрессией. Собрав всю силу воли, что у меня была, в кулак, нашла адрес частной клиники, узнала, как она работает. Это было далеко для меня, потому что я жила в Лобне, а «Альянс» находился где-то в Беляево. Без записи я приехала в «Альянс». Спросила, есть ли специалист, который может принять прямо сейчас. Мне, мол, очень надо. Вызвали Нино Анатольевну.

Нино Анатольевна приняла меня, внимательно выслушала. Подробности разговора я не помню. Но, скорее всего, я рассказывала, что все очень плохо, и я не знаю, как побороть депрессию и апатию. Конечно, хотелось, чтобы мне дали чудодейственную таблетку, и все это прошло мгновенно. Но так не случается.

После первого сеанса никакого окрыления, никакого воодушевления, никакой радости я не почувствовала. Но я поняла, что это надо. Я не знала, что ожидать от специалиста, потому что мы не были знакомы, и как будет проходить психотерапия. Но я согласилась, и надо было идти дальше, избавиться от депрессии — вот что я знала. Как это будет, хорошо или плохо, я не знала. Внутреннее сопротивление, конечно, было. Но что-то толкало меня вперед.

Я начала заниматься с Ашмейба Нино Анатольевной. Наши встречи происходили в форме беседы. Я ожидала чего-то, я хотела чуда. Просто, чтобы прямо взяли все мои горести, печали, и исцелили меня, подсказали, как помочь себе при депрессии. Вот чего я хотела. Нино Анатольевна сказала: «Нет, дорогуша, придется поработать с собой!» Ну, она не так сказала, но я поняла, что наши встречи будут проходить именно так. Внутреннее сопротивление сохранялось. «Блин, как это так? Что это? Я не понимаю, как это все работает».

Про задания психотерапевта, которые оставили самое яркое впечатление

На одном из сеансов Ашмейба Нино Анатольевна дала мне вязаного котика. Сказала: «Вот это ты, в детстве, в подростковом периоде. Ты должна сказать все самые теплые слова. Что бы ты хотела сказать? Как бы ты себя поддержала?» Это было сложно. Простые слова сложно сказать самой себе. Нино Анатольевна дала понять, что это ненависть к самой себе, которая была сформирована с детства. Ненависть выросла вместе со мной, она никуда не делась и разрушала меня изнутри. Самокопание, самоуничижение.

Эта ненависть является большой разрушающей силой, и разрушает не только тебя, но и твое окружение. То есть все, что вокруг происходит, конечно же, будет казаться отвратительным. Мне надо было принять себя. Надо было как-то полюбить себя, начать уважать себя. За то, что я толстая, несовершенная, психически неуравновешенная, какая-то не такая; за то, что я не нравлюсь людям, как я думала.

Еще одним заданием, которое дала Нино Анатольевна, было купить крем и мазать себя с любовью. Самое простое задание, но как начать прикасаться к себе с любовью? Когда ты ненавидишь себя, когда ты жирный, ты прячешь все свое тело. Неприятно дотрагиваться. Ты прячешь все это, особенно когда наешься. Даже неприятно прикасаться к себе. А тут надо мазаться кремом. Крем я купила и мазалась, но, конечно, без особого рвения и особой любви. Я делала это через силу. Не очень часто и не настолько идеально, как это было возможно, но я старалась.

Про жизнь сейчас и планы на будущее

Состояние стабилизировалось. Я не помню, на каком конкретно моменте я почувствовала, что стало лучше. Постепенно, шаг за шагом все ушло, все негативное. Стало спокойно. Я смогла избавиться от депрессии. Я радуюсь жизни. Много эмоций.

Не одна я радуюсь жизни. То, что происходит вокруг, тоже заряжается тем, что идет изнутри. Я заметила, что люди меняются, мои отношения с окружающими, и все удается.

Сейчас мне тоже приходится принимать антидепрессанты — поддерживающая дозировка. Ашмейба Нино Анатольевна объяснила, что их нужно принимать более длительное время, возможно и всю жизнь. Никто этого не может сказать.

Я могу сказать, что психотерапия при депрессии и лечение не решает всех проблем, но помогает открыть глаза и дает направление, куда идти дальше. Мое состояние было похоже на замкнутый круг, когда ты не видишь выхода. А здесь тебе показывают — вот, пожалуйста, дверь открыта, тебе надо идти туда. Но как ты пройдешь — это уже будет зависеть от тебя. Тебе помогают идти. Основная работа — это работа с собой.

С декабря 2018 я перебралась жить в Италию. 25 февраля у меня будет свадебная церемония. Свадьбы большой не будет, все будет достаточно скромно. Но я выхожу замуж. Я живу в пригороде провинции Турина. Не в квартире, мой жених купил дом с садом. Общение с природой, свежий воздух и, наверное, все то, о чем мечтают многие люди.

Когда меня в подростковом возрасте спрашивали: «А когда ты выйдешь замуж?», я говорила: «Никогда! Ни-ког-да!» Отношения с молодыми людьми и затем с мужчинами у меня не складывались. Чаще всего я боялась и бежала от отношений. За 37 лет жизни у меня никогда не было длительных отношений. И вот сейчас случились первые глубокие и обдуманные, серьезные отношения. Это ново, это необычно, и мне это нравится.

Болезнь отличниц: как справиться с расстройством пищевого поведения

В середине февраля в Москве на базе Психиатрической клинической больницы № 1 имени Н.А. Алексеева официально открылась первая в стране специализированная государственная бесплатная клиника для лечения расстройств пищевого поведения у взрослых. В поле зрения врачей — анорексия, булимия, компульсивное переедание. Заболевания, по которым в России не найти точной статистики, а мировой опыт утверждает: каждый час от того или иного расстройства пищевого поведения умирает один человек. «Известия» выяснили, почему в жестокой борьбе за идеальные формы так много проигравших.

«Хоть у себя прописывай»

С момента открытия в клинике не протолкнуться от журналистов. Но медики не ропщут — пишите, говорите, пусть о нас знают и обращаются. В столице, по словам главного психиатра города Георгия Костюка, около 5 % молодых женщин подвержены расстройству пищевого поведения, а сколько их, неучтенных, сидят в квартирах по всей стране? Некоторые по 10–15 лет тихо живут со своим недугом.

анорексичная девушка

Из 20 коек заняты почти все. Больше всего пациенток (а это чаще именно девушки) с нервной анорексией — отказались от пищи ради идеальной фигуры. Максимальный срок пребывания — 120 суток, но это для самых сложных случаев. Для них же в клинике предусмотрена реанимация, но пока «тяжелых» нет. Впрочем, для врачей в этой области каждый случай не из легких.

«Считается, что нервная анорексия — самое смертельно опасное психическое заболевание в мире. От него умирают от 5 до 20% — от последствия падения веса, от осложнений для организма. Когда падает вес, нарушается работа внутренних органов: сердечно-сосудистой системы, пищеварения. Часто во время обследования пациента с анорексией оказывается, что он болеет туберкулезом, потому что у него нет иммунитета, организму нечем защищать, – рассказал «Известиям» заведующий отделением психотерапевтической помощи и реабилитации Психиатрической клинической больницы № 1 им. Н.А. Алексеева Никита Чернов. — Поэтому вопрос лечения пациентов с нервной анорексией — это в некотором смысле вопрос их спасения, даже выживания. Но такой пациент не заинтересован меняться: у него сильнейшее чувство тревоги (а вдруг наберу вес?), недовольство своим телом. Нас они воспринимают как людей, которые отнимают у них мечту».

Руководитель клиники Людмила Сатьянова не выпускает телефон из рук, после сюжетов на телевидении звонят со всей страны — можно ставить флажки на карте от Владивостока до Калининграда. Накануне последний рабочий звонок был ближе к полуночи. В трубке — крики о помощи родителей, коллег, пусть редко, но и самих больных.

«Людям невероятно нужна помощь. Многие настолько отчаялись в поисках решения этой проблемы, что говорят: «Вы наша последняя надежда, если вы нам не поможете, то всё». Очень хочется помочь. Очень. Я понимаю, когда у тебя ребенок погибает на глазах, это очень страшно», — Людмила Степановна и консультирует потенциальных пациентов, и перенаправляет тех, кому здесь не смогут помочь в силу обстоятельств, например, подростков. В ее команде — психологи, психотерапевты, психиатры, гастроэнтерологи, эндокринологи, диетологи, терапевты…

В связке с одним пациентом работают по 6–7 специалистов. Вот так вместе, в одном центре начинают работу практически с нуля: в стране едва ли наберется полсотни специалистов в этой области, в то время как в мире накопили серьезный опыт (особенно в клиниках Англии и США), даже открыли целые институты по очень узким направлениям. К примеру, в Канаде изучают проблему восстановления костной ткани, подвергшейся разрушению под воздействием тех же мочегонных препаратов.

девушка лежит ничком на кровать с ведром рядом

«Почему у нас еще не любят заниматься расстройствами пищевого поведения? Это очень длительный труд, который не дает быстрых результатов. Никто не даст гарантии, что всё пройдет гладко. Можно, конечно, рисовать очень радужные перспективы (и есть случаи излечения), а так это люди, которые будут с тобой всё время на связи, потому что проблема возвращается и возвращается, — говорит врач-психиатр. — Из-за того что очень трудное ведение пациента, не так много специалистов возьмется за это».

Получить помощь бесплатно могут только москвичи (клиника находится в ведении департамента здравоохранения города), остальные — за деньги: 4,5 тыс. рублей в сутки и за лечение, и за проживание. Оплатить лечение может не только семья, но и региональные департаменты здравоохранения. Совсем скоро ждут пациенток из Казани, Ульяновска.

«Родители полностью «выпотрошены», в кредитах, но они всячески пытаются спасти свою дочь, которая находится в очень тяжелом состоянии. Лечились в частной клинике, но там неподъемные цены, — Людмила Степановна рассказывает о пациентке из Ульяновска. — Иногда звонят сами девочки. Некоторым безумно хочется помочь — у них нет финансов, нет прописки. Случай настолько тяжелый, что ты сидишь и понимаешь: хоть к себе прописывай… Вот так всё плохо. Они ищут помощи, понимая, что ситуация зашла в тупик, самой уже не справиться».

Калории на кончиках пальцев

Пробуем нарисовать портрет типичного пациента с анорексией. Как он живет, кем работает? Из рассказов мам пациенток: «Она была идеальной девочкой, обязательна, пунктуальна, аккуратна, отлично училась, играла на скрипке, побеждала на конкурсах». А потом чье-то нелепое замечание — «ты слишком толстая» — и всё ломается.

Худая девушка ест одну больку яблока ножом и вилкой

«Высокий уровень перфекционизма, тревожность — больше типа навязчивость, — кивает Никита Чернов. — Высокий уровень самокритики, необходим во всем порядок. Что самое любопытное, пациенты с нервной анорексией очень редко теряют работу или бросают учебу. Многие используют ту же работу как компенсаторную стратегию — поведение, которое компенсирует прием пищи. Если она принимает пищу, то вызывает рвоту, принимает слабительные, придерживается строгой диеты и занимается спортом. Был случай, когда пациентка 15 лет страдала и при этом работала курьером. Каждый день ходила пешочком, чтобы сбросить дополнительные калории».

«Иногда думаешь — как она вообще ходит?! — удивляется Людмила Степановна. — Вот здесь ловишь в коридоре — девочка начинает бегать, заниматься. Или смотришь: излишне пальцами шевелят, потому что считают, что это уберет какие-то калории».

Команде врачей приходится следить, чтобы после еды девчонки ни в коем случае не занимались физической активностью. Психологи даже проводят специальные тренинги для персонала — все должны работать на одну идею, в одном ключе. Не есть в клинике нельзя, где-то нужно даже заставлять. Нет, в рот никто еду не заталкивает и с ложечки не кормит, но самых стойких «нехочух» приходится уговаривать.

Кстати, реже раз в 10 по сравнению с женщинами в клинику звонят и мужчины.

«Культуристы, спортсмены, которые увлекаются «сушкой», здоровым образом жизни. Эмоционально крепкие на этом и останавливаются, остальные уходят в крайность — и спорт забрасывают, и танцы. Просто фиксируются на этом похудении, на здоровом питании, становятся сыроедами, а дальше всё, понеслось. Их ещё сложнее заставить лечиться. Они не понимают, что с ними происходит, думают, что всё нормально», — объясняет Людмила Сатьянова.

По незнанию некоторые думают, что клиника расстройств пищевого поведения — это в том числе и клиника похудения, раз уж лечат булимию (обжорство) и компульсивное переедание.

«Звонят: «Я очень толстая, вешу 160 кг…» Но вопрос не в том, что «вот я сижу дома, мне нечем заняться и я ем», – поясняет Людмила Сатьянова. – Мы работаем с пациентами, которые пытаются держаться-держаться, но теряют контроль: раз — и шоколадку борщом заел. Вот это очень мучительно».

Модный приговор

В социальных сетях полно групп с созвучными основным болезням пищевых расстройств названиями. В шапке профиля нередко можно встретить ремарку в духе «мы ни в коем случае не пропагандируем заболевание, всё это страшно, но на всякий случай администрация не несет ответственности за контент». А далее — фотографии с худыми и совсем не сочными тельцами и комментарии о том, как можно наесться 14 кружками чая, шутки-прибаутки («хочешь есть — попей водички, вот он гимн анорексички») и призывы сесть на диету, иногда крайне радикальную.

финес-модель в инстаграме

«Девчонки, кто со мной!» Они друг друга поддерживают, делятся рецептами сухих диет (из рациона практически исключается жидкость, частично овощи, фрукты, соленое, сладкое, копченое. —- Ред.). Я бы такие группы запрещала, — Людмила Сатьянова категорична. — Многие врачи шутят: «Все женщины немного анорексички». Понятно, что все следят за фигурой, кто-то садится на ограничения, диеты, но это не становится культом, навязчивой идеей. У девушек, страдающих анорексией, искажено представление о собственном теле и вдобавок сумасшедшее внутреннее сопротивление. Они головой понимают, что что-то не так, анализы плохие, но вот это стремление всё перечеркивает. Ставят себе цель, например, «я хочу похудеть до 45». Но если она похудеет до 45, то будет думать, что это все-таки не идеальный вес, желательно сбросить до 42. Остановки нет. Потом начинаются такие нарушения, что они уже не в силах оценить ситуацию адекватно».

Конечно, специалисты винят во многом социальные стереотипы, пропаганду худобы, стройности, процветающий культ достижений — в телевизоре все красивые (если не смотреть новостные репортажи, где герои без грима), на обложку журнала тоже не поставят не обработанный в фоторедакторе портрет.

«Расстройство пищевого поведения — это социокультурная проблема, — Никита Чернов уже пять лет изучает именно расстройства пищевого поведения. — Как один из факторов — социум предлагает идеалы красоты, идеалы конкуренции. Должна быть конкурентоспособная среда, чтобы нравиться мальчикам, достигать результатов. Всё это провоцирует тревожность, самокритику, перфекционизм».

«Пишут в блогах: «Собчак выставила свои целлюлитные ноги!» Если мне всё равно, что там говорят, то какая-то девочка подумает: «Если у Собчак ноги целлюлитные и толстые, то что мне вообще делать?!» Многих вот эта пропаганда не здоровья, а какой-то непонятно кому нужной красоты ставит в начало «прекрасного» пути похудения. Это болезнь общества, — говорит Людмила Сатьянова и тут же делает ремарку: бодипозитив как противовес модельной худобы — это другая крайность. — Вообще фиксация на теле… Не на том фиксируетесь! Если вы хотите говорить о здоровом образе жизни, то говорите именно о здоровом образе жизни, а не о перекачивании различных частей тела».

Весы учета

Пациент с расстройством пищевого поведения сам практически никогда не дойдет до больницы — зачастую он не понимает, что есть проблема или даже реальная угроза жизни. Родители остаются единственным спасательным кругом, только не все это понимают.

Модели на подиуме

«Часто на первом этапе родители могут поощрять ребенка: «Молодец! Давай, худей!», потому что сами являются носителями таких культурных идеалов. Есть родители, которые вообще не обращают внимания, что у ребенка происходит: живет и живет, худеет и худеет. Чрезмерно критикующие так же провоцируют», — Никита Чернов рассказывает, как девочки, избегая совместных обедов, оборудуют небольшие кухни прямо у себя в комнате.

«Некоторые родители, когда ребенок требует: «Я хочу есть один на кухне», идут на поводу. Они понимают, что это как-то неправильно, но не бьют тревогу, — говорит Людмила Сатьянова. — Своего ребенка надо учиться слышать с самого рождения, разговаривать с ним, расспрашивать — это не есть ограничение свободы. Многие дети наносят себе какие-то порезы, чтобы привлечь внимание родителей, и при этом говорят: «Да пошел ты, мне не о чем с тобой разговаривать!» Тем не менее они нуждаются в опеке, заботе, внимании, в любви».

Однажды вы поняли, что ваш ребенок болен. Естественная реакция — шок. И тут, по словам Никиты Чернова, каждый реагирует на стресс по-разному: контролируют, угрожают («Ешь!») или вовсе избегают, как будто нет проблемы. Порой и хотят обратиться за помощью к медикам, но мешают страхи и стереотипы.

Страх 1. «Превратят кровиночку в «овощ»

Как родители думают? «Отведу в больницу, а там врачи будут пичкать ребенка антидепрессантами». Мы тут даже разуверять не будем — да, возможно, будут. Расстройство пищевого поведения редко встречается в чистом виде, если болезнь развивается на фоне сильнейшей депрессии, ее тоже будут лечить.

«Вообще в мире отношение к психиатрии своеобразное. Если ты попал в больницу, из тебя сделают овощ. Вспоминают примеры: «Вот у нас был Вася. » В 18 лет этого Васю настигает болезнь, и он разваливается с огромной скоростью, превращается в того самого «овоща», не будучи под препаратами. Так происходит не потому, что его неправильно лечили, — это злокачественное течение его болезни. Но люди приводят его в пример как ужасный случай некомпетентности врачей, и разрушить эти стереотипы очень сложно. Обращаться к психиатру не страшно, страшно вовремя не начать лечить заболевание», — говорит Людмила Сатьянова.

Страх 2. «Позорное клеймо»

Анорексия, булимия, компульсивное переедание — психические заболевания. Лет 30 назад, по словам Никиты Чернова, расстройство пищевого поведения вообще считали разновидностью шизофрении. Здесь нет и речи о «нормальности» или поведении с легким отклонением. Клиника работает на базе психиатрической больницы, и не все родители могут с этим смириться.

грустная женщина говорит с психологом

«Чем раньше начинается лечение, тем больше вероятности на хорошую ремиссию. Но это бывает очень трудно объяснить обывателю. Никто не хочет слышать. Многие, приводя своего ребенка в достаточно тяжелом состоянии (анорексия, девочка разваливается, умирает у них на глазах) интересуются вопросом постановки на учет. Вот в этих случаях им хочется объяснить: «Вы хотите вылечить своего ребенка или вас интересует вопрос вашего престижа? Сейчас что для вас важно: спасти ребенка или все-таки думать о том, как вы будете себя чувствовать с этим клеймом? — Людмила Степановна не понимает такой дилеммы. — И многих это ставит в тупик. «Как же так, но она же потом не сможет учиться?» Мне хочется объяснить, что, в случае если вы не будете ее лечить, работать или учиться будет некому. Она умрет».

Руководство клиники всерьез задумалось о родительской школе — есть же школы приемных родителей, а почему нет для таких мам и пап, которые не знают, как быть, потеряли контакт с ребенком, который в силу болезни научился врать и манипулировать.

«Многие родители осознают, что они в какие-то моменты неправильно себя вели, есть потребность в создании родительской школы. Некоторые говорят: «Моя дочь ни за что не согласится лечиться, но я бы сама хотела понять, что это и как мне себя в этой ситуации вести, — говорит Людмила Сатьянова. — Но это, конечно, очень ответственные родители, которые понимают, что пришла беда, и они хотят сами научиться помогать своему ребенку».

Пациенты живут в своем режиме: общаются, вместе смотрят телевизор, собирают пазлы, читают и даже устраивают музыкальные вечера — играют на гитаре. И, как и все больные, непременно спрашивают: «А выписка когда?» Стационар — как выход из привычной среды, где нет родительского давления, а шантаж врачей — безнадежная затея. Пациентки с булимией потихоньку сбрасывают лишний вес, учатся контролировать приемы пищи, а девушки с анорексией по чуть-чуть, но набирают.

«Одна пациентка прибавила 1,5 кг!» — врачи делятся достижениями. Пусть маленькая, но уже победа.

Три психологических фокуса, помогающих сбросить вес

Когда мы хотим похудеть, в первую очередь мы меняем питание: думаем, как уменьшить количество жиров или поможет ли стевия сбросить вес. Кажется, что изменений в питании будет достаточно, чтобы сбросить вес. Но нет — ещё потребуется изменить отношение к процессу, изменить стиль жизни. Как это сделать с помощью когнитивно-поведенческих методов?

Диета и больше ничего = провал

Недостаточно взять и сесть на диету, и надеяться, что ты отделаешься легко и быстро. Спросите тех, кто прошёл несколько кругов различных диет за последние лет 5-10, каковы их результаты? Большинство ответит вам, что вес возвращается. Более того, есть порядочная вероятность, что он даже увеличится по сравнению с тем, который был до «посадки» на диету.

Почему так происходит? Всё просто: организм не может длительно существовать на зелёной жиже без жиров. Тяга к жирному, всякому вредному и сладкому будет мучить очень долго и сильно. Как только ваш контроль ослабнет — а это обязательно произойдет, только дайте время — вы тут же сорветесь.

Те немногие, кому удаётся удерживать вес по окончании диеты, при более тщательном допросе признаются, что кроме диеты, они изменили стиль жизни, увеличили физическую активность или оздоровили рацион в целом, всё-таки уйдя от зелёной жижи к чему-то более калорийному. Очень хорошо, если им удается не прибегать к таким не совсем здоровым способам, как булимия и прочие нарушения пищевого поведения.

Поэтому исключительно диета без изменения стиля жизни — это затея, обреченная на неуспех с самого начала. Если бы это было бы легко, то все бы уже давным давно ходили бы стройняшки, а это не так.

Когнитивно-поведенческая психотерапия фокусируется на том, что вы думаете о себе, как вы поступаете, каковы обстоятельства для ваших поступков. Она помогает ставить цели и достигать их. В том числе она помогает изменить стиль жизни для тех, кто хочет похудеть. Итак, каким же образом?

Не ставьте цели, определите взамен ваши ценности

В чем разница: цели всегда очень напрягают. Гораздо легче и веселей живется, когда нет никаких целей, неправда ли? Тем более связанных с какими-то проблемами, ограничениями, мучениями… Поэтому вам придется преодолевать сопротивление себя самой, если вы ставите цели. К тому же, цели конечны, а что делать потом?

Я предлагаю заменить цели на жизненные ценности. Они позволяют вам с одной стороны, держать под контролем то, что вам хочется держать под контролем, а с другой — чувствовать себя спокойнее. Вы можете придерживаться жизненных ценностей долгое время.

Примеры работающих жизненных ценностей (смыслов, значений, важностей):

  • Я вижу смысл заботиться о себе
  • Мне нравится, как я себя чувствую, когда физически двигаюсь
  • Мне нравится быть активным

Ценности — это не что-то такое, чего можно достичь и поставить галочку, а то, каким образом ты действуешь. Активно, заботливо, физически и т.п. У каждого своё.

Вы должны и вправду верить в то, что это для вас важно, то есть это не должны быть пустые слова. Возможно, понадобится время, чтобы осознать и сформулировать ваши ценности.

👉 На ту же тему про ценности: Ловушка счастья

Ведение дневника

Дневник нужен для того, чтобы обнаружить проблему и решить её. Например, почему в какой-то момент пропадает мотивация, что мешает продолжить? Или почему не удается удержаться от лишней порции сладкого, каковы обстоятельства? Так обнаруживаются вполне реальные барьеры и препятствия, например, проблемы в семье или желание от души пообщаться с подружками — и ни одна диета в мире не объясняет, что с этим делать.

Вместо этого худеющим девушкам свойственно ругать себя за недостигнутые цели. Негативное самообвинение не помогает повысить мотивацию. Оно помогает только плюнуть на все эти диеты и на себя саму, безнадежную, заодно. Отличный настрой обеспечен!

Отнеситесь к себе как к ученому, который записывает результаты лабораторных экспериментов. Есть только вы и ваш опыт. Получилось и мышка перестала есть сахар вместо овсянки? Замечательно, запишем обстоятельства. Не получилось, и она по-прежнему ест только сахар? Давайте выясним, что приводит к этому, и попробуем разобраться. Может быть, она позавтракала белковым омлетом, пропустила обед и весь день занималась умственным трудом, из-за чего к полднику у неё случилась страшная тяга к сладкому и энергетическим батончикам?

Очень неплохо, если есть посторонний человек, который способен взглянуть на ваш дневник со стороны. Ещё лучше, если этот человек или получил хорошее образование в диетологии, или по крайней мере не страдает зожничеством.

Усиление веры в себя

Если вы принимаетесь за какое-то дело с убеждением, что у вас ничего не выйдет — у вас ничего и не выйдет. Чтобы усилить веру в свой успех, нужен… маленький успех. Поэтому-то я и говорю, не ставьте большие цели. Их будет сложно и долго достигать, и на полпути вы можете потерять веру в себя.

Напротив, ставьте маленькие цели («похудеть на 1 кг за месяц»). Когда вы увидите, что вы сделали это, причем ваши мучения были не такие уж и ужасные, ваша вера окрепнет и добавятся силы на следующий шаг.

Важно, если в вашем окружении есть кто-то, кто вас поддерживает и хвалит. Даже если вы ничего не достигли 🙂

Источники:

http://chastnyi-psiholog.ru/uslugi-psihologa/individualnyie-konsultatsii/psihologicheskaya-pomoshh-pri-pohudenii/
https://medalvian.ru/zhurnal/pa-rpp-depressiya/
https://iz.ru/848557/elena-motrenko/bolezn-otlichnitc-kak-spravitsia-s-rasstroistvom-pishchevogo-povedeniia
https://www.nmikhaylova.ru/tri-psihologicheskih-fokusa-pomogayushhih-sbrosit-ves/

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector